Зампредседателя ФПБ объяснила, как профсоюзы мониторят изменение цен и могут ли повлиять на их снижение

209

Заместитель председателя Федерации профсоюзов Беларуси Елена Манкевич в проекте «По факту: решения Первого» на YouTube-канале БЕЛТА объяснила, как профсоюзы проводят мониторинг цен и могут ли повлиять на их снижение.

Профсоюзные специалисты ежемесячно во всех регионах страны анализируют стоимость наиболее востребованных продуктов и лекарственных средств. Кроме того, по мере необходимости проводятся внеплановые экспресс-мониторинги цен по отдельным группам товаров на предмет их наличия и качества. Такая работа проводится с 2017 года. Информация о результатах мониторинга цен регулярно направляется в Комитет государственного контроля, Министерство антимонопольного регулирования и торговли.

«Почему именно профсоюзы занимаются такой работой? Ведь хватает и регуляторов, и контролирующих органов… Потому что мы мониторим заработную плату людей и понимаем, что заработная плата и покупательская способность не безграничны. Есть траты, которые каждая семья ежемесячно производит, — пояснила зампредседателя ФПБ. — Мы разработали специальное программное обеспечение. Наши представители есть в каждом районе страны. Мы проводим мониторинг в 137 районах и крупных городах. Наши представители приходят в два магазина — один шаговой доступности, второй — сетевой. Ежемесячно в определенные даты мы фиксируем цены на основной набор продуктов питания (разработан Минздравом совместно с Минтруда)».

«С 2017 года у нас накопился определенный банк данных, — продолжила Елена Манкевич. — Мы видим, сколько стоил продукт в разных районах. Мы можем сравнивать регионы страны, есть ли диспропорция по стоимости, по регионам».

По ее словам, результаты профсоюзного мониторинга цен неоднократно являлись основой для принятия на государственном уровне решений, направленных на ограничение необоснованного роста цен. Так, в 2021-2022 годах ФПБ обращала внимание на проблему постоянного роста цен и нехватки на рынке отечественной плодоовощной продукции. В результате правительство приняло постановление, направленное на совершенствование порядка формирования и использования стабилизационных фондов плодоовощной продукции. «Правительство нас услышало, поддержало. Глава государства тоже сказал, что это хорошая инициатива, — подчеркнула замглавы ФПБ. — Мы стали мониторить так называемый «борщевой набор» (капуста, картофель, свекла, яблоки, морковь). Если помесячно сравнивать с тем, как было год-два назад, когда не было жесткого регулирования, мы видим, что цены в 10-20-30 раз (по отдельным позициям) дешевле, чем были раньше. То есть это сработало. И нужно продолжать двигаться в этом же направлении. Мы уже договорились с регуляторами, с МАРТ и КГК, что будем дальше идти по этой схеме». В частности, есть намерение доработать типовые договоры, чтобы они стали жестче в плане выполнения взаимных обязательств тех, кто производит, и тех, кто продает продукцию стабфондов.

В последнее время специалисты ФПБ также обратили внимание на наличие молодой плодово-овощной продукции нового урожая. Она, по наблюдениям профсоюзов, есть не во всех магазинах и не так хорошо представлена, как импортная. «Мы бы хотели тот результат, который имеем по стабфондам, перенести дальше», — пояснила Елена Манкевич.

Многие предложения профсоюзов, направленные на недопущение необоснованного роста цен, были учтены при подготовке постановления Совета Министров №713 «О системе регулирования цен». «Сегодня мы видим, что цены стабильны. Если идет рост, то есть понимание, почему, — сказала зампредседателя ФПБ. — За последние полгода пошла в рост молочная продукция, по отдельным позициям до 7%. С нашей сточки зрения это не совсем правильно. Надо смотреть, по какой причине происходит рост цен. И он в разных районах разный».

«Иногда говорят, а надо ли регулировать цены? Ситуации бывают разные. Опыт, экономические модели в каждой стране свои. В Советском Союзе была своя модель, европейская модель — другая. Насколько мне известно, в ряде стран продукция сельского хозяйства дотируется, есть льготы и бонусы, где-то есть ограничения. В Швейцарии, например, сначала своей продукцией насыщают рынок и только остатки продают (за рубеж. — Прим. БЕЛТА). Чем плохая модель? У нас мы добиваемся того же, чтобы было или импортозамещение, или наша продукция», — сказала она.